5 вопросов к разработчику терминалов РЗА.

Сегодня состоялась интересная встреча с профессионалом своего дела с разработчиком микропроцессорных устройств релейной защиты и автоматики. В его копилке более 10 разработанных устройств и 20-тилетний опыт создания технических решений на микропроцессорной элементной базе.

Решить проблему «с нуля» — наисложнейшая задача. А люди данного калибра каждый день сталкиваются с этим, вызывая неподдельное уважение.

Сегодня решил задать ему несколько вопросов. Единственный нюанс, мой собеседник оказался жуть какой скромный и попросил остаться инкогнито.

Начнём!

Как попали в разработку, ещё и в релейку?

В релейку случайно. В тот момент очень плотно завязались отношения с кафедрой Электрических станций НГТУ. Хороший друг уже сотрудничал с релейщиками, ну а потом и меня затянуло.

А если по контроллерами. Мне в восьмом классе купили компьютер Спектрум, самопальный тогда делали. Печатные платы разводили в ручную изготавливали в Новосибирске, ну и они по всему региону здесь, в районе Сибири в советское время расходились. А мама работала в вычислительном центре программистом, а их электронщики калымили, привозили комплектующие из Новосибирска, печатные платы, и подключали к советскому телевизору. В телевизоре модуль специальный ставили. У меня был такой компьютер, я его потом выкинул, блин так жалко сейчас, можно было как раритет выставить. Он самопальный представляешь, корпус самопальный из орг.стекла сделан, клавиатура такая же. И загружались программки через кассетный магнитофон, с плёнки. У меня все кассеты с музыкой какие были, а кассеты вообще дефицит были тогда, под программки под всякие пошли. Записывал если что то делаешь на плёнку, а потом чтобы загрузиться, мотаешь и ищешь блин где эта программка, чтобы загрузиться с плёнки.

И там я примерно начал ассемблер изучать, программки писать. Ну а в школе пошел в класс с уклонном математики-информатики. У нас у первых в городе поставили два класса IBM. Это офигеть как круто было в то время. Там жёсткие диски были только на двух головных компьютерах, на одном 10 мб, а на другом огромный — 20 мб. Там уже появились дискеты трёхдюймовые, 3,5 которые, уже с них грузились. У меня всегда две дискеты были с собой. На одной операционная система, а на второй уже программки. Дискеты тоже были в дефиците, мне их из Москвы родственники привезли. Так и жили тогда. Позже на спецкурсы записался, чтобы в Томский политех поступить, ещё в советское время. Там мы изучали уже контроллеры, писали на ассамблере программу. Её пишешь на ассемблере, по таблицам переводишь в шестнадцатиричный код, а потом при помощи кнопочек забиваешь эту программу. Сидишь полдня забиваешь, а питание проморгнуло и всё сбилось, там же нет памяти.

Позже уже 1994 году примерно, попал в только организованную лабораторию микроконтроллеров Моторола. Студентам клич дали, ну мы и пришли. Моторола этот класс сертифицировала и спонсировала, чтобы студенты изучали их контроллеры, потом когда выпустятся, они уже будут знакомы с ними. Ну и всё, далее начали появляться задачи. Тогда только только микропроцессорная техника зарождалась в России. Именно разработчики начали появляться и задачи. За рубежом она уже лет 30 была, микропроцессорная техника.

Ну и всё, потом к нам в лабораторию пришел преподаватель кафедры Электрических станций НГТУ, опытный релейщик, надо было ему на микропроцессоре разработку сделать. Кафедра тогда уже не первый год занималась разработкой устройств РЗА, опыт огромный, не зря считалась одним из главных научных центров релейной защиты и автоматики на постсоветском пространстве (Статья об основателе новосибирской школы РЗА). Первый наш совместный проект — регистратор аварийных событий на ТЭЦ. Печатные платы тогда не разрабатывали как сейчас. Ты её с начало спаяешь по монтажке, с проводками. Всё соединить правильно ещё надо было. А там шина адреса, шина данных, там на каждую микросхемку сорок ножек зависти надо было, всё это соединить и чтобы косяков нигде не было. Я сейчас как представлю, вообще тогда неистовые все были в этом плане.

В то время мне неинтересно было заниматься промышленными контроллерами, автоматизацией. Ты там в принципе ничего не разрабатываешь, у тебя есть готовый конструктор, и ты просто как пазл под конкретный тех.процесс составляешь программу. Покупаешь готовые датчики, пишешь логическую программу. А в релейке задачи «с нуля», это меня и заманило, интересно стало.

Какие ещё были первые задачи?

Когда проблемы начались в оборонке, предприятия начали на «гражданку» переходить, чтобы хоть как то выжить, стране уже не было нужно такое количество военной продукции. А разработчиков ещё мало было микропроцессорной техники, ко мне обратились. Ну я и разработал устройство.

Вы сегодня упомянули, что на тот момент когда у нас зарождалась микропроцессорная техника, «за бугром» уже 30 лет она существовала. В чём они сейчас впереди, если на 30 лет раньше стартовали?

У нас до сих пор не производятся контроллеры такого же уровня.

А если в релейке?

В целом там всё тоже самое. Мы сильны в алгоритмах, в смекалке, «хитрожопости». А они, как японцы, педантичностью берут, всё по полочкам. У них одну программу по 20 человек пишут, а у нас чаще 1 или 2 человека. Рутину должны другие люди выполнять, а мы на себя взваливаем.

На что Вы опираетесь при создании нового продукта?

Мы не сидим и не размышляем, а создать ли мне продукт такой или сякой. Не фантазируем попросту. Продукт создаём когда рынок исследован на потребность. Так как в нашей команде релейщики с огромным стажем в пуско-наладке, мы примерно на старте понимаем потребность конечного заказчика. Сколько входов, выходов, организация алгоритмов, набор защит, какие цепи и т.д. .Следующим этап — проработка конструктива блоков защит. А дальше уже технические нюансы. Как сделать удобно входа выхода, какая конфигурация. Это уже мы совместно с опытными релейщиками, прорабатываем. В релейке тандемно проходит проработка.  Релейщик и автоматчик-программист. Релейщик должен быть с огромным опытом работы. Опираясь на его знания можно уже заниматься творчеством в этой области. Возможно у него есть мысли чего всегда не хватало в наладке, это будет полезно поместить в защиту и все в ладоши захлопают.

Вы уже 20 лет в разработке. Что заставляет гореть глаза?

Нравится просто. Редко встречаешь людей, которым нравится их работа и которые готовы и в выходные приходить работать.


После разговора с таким человеком хочется сорваться и бежать исследовать рынок на потребность того или иного продукта. Такие люди заряжают чувством новаторства и желанием постоянно совершенствоваться. Я благодарю своего собеседника за занимательную встречу и ответы на вопросы.

До новых встреч, друзья!

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s